VIP - интервью
А.Иншаков
Александр Иншаков. VIP - интервью - стр.1


Александр Иншаков. Президент РКФ. VIP-интервью 02Скажите, пожалуйста, каким образом Вы пришли к управлению всей собачьей страной?

Сложный вопрос. Практически это моё возвращение к руководству. Много лет назад, еще во времена Советского Союза, был легендарный человек, непререкаемый авторитет Александр Павлович Мазовер, тогда руководитель советской кинологии. По его рекомендации меня избрали председателем клуба "Дог" в Москве. Я с радостью, с гордостью принял это назначение и по глупости был уверен, что всё будет очень просто и легко. Мое отношение к людям, которые занимаются собаководством, которые, тем более, руководят этим святым процессом, было почти как к сошедшим с небес, с Олимпа. Но ровно через неделю я схватился за голову, потому что попал в банку с тараканами. Мне казалось, что плохих людей среди собаководов просто не может быть. Но оказалось всё совсем не так. Я впервые столкнулся с тем, что большинство людей занимаются собаками не потому, что их любят, а потому что это способ их существования, возможность зарабатывать на тех самых животных, которых мы с вами любим. Выяснилось, что не все собаки, которые становятся первыми, на самом деле лучшие, потому что эти вопросы решаются кулуарно, заранее, а иногда и за мзду, часто приглашаются специальные судьи, масса других грязных моментов, которые, к сожалению, до сих пор присутствуют в нашей российский кинологии... Это тогда меня так колыхнуло, что я очень быстро ретировался и ушел.
Прошло много лет и так получилось, что мне пришлось возглавить клуб "Фауну", которым до этого руководил Юрий Никулин. После смерти Юрия Владимировича его супруга попросила меня помочь. Я начал заниматься вопросами организации и возглавил одну из федераций, "Анкор", которая является учредителем Российской кинологической федерации. А потом уже стал президентом РКФ.

Что изменилось с Вашим приходом в руководство федерацией?

К сожалению, продолжается то же самое: приходится бороться иногда с ветряными мельницами, а иногда с реальными противниками того, что я предлагаю осуществить в российской кинологии: поднять ее на другой уровень, поднять престиж российского собаковода, чтобы он сам себя больше уважал и чтобы с еще большим уважением относились к нему за рубежом. Процесс идет. Но, к сожалению, мне в этом мешает целый ряд товарищей, которые в свое время возглавляли эту федерацию. Человека, который раньше являлся президентом, мягко говоря, убрали за то, что он превышал свои полномочия и использовал ситуацию в личных целях. Это многим не нравилось и его попросили, как говорится, покинуть арену, причем, лишив его всех прав, практически дисквалифицировали.

Товарищеский суд был?

Это как?
Это когда приезжают товарищи и ...(смеемся)
Практически товарищеский... Потом случилось так, что пришлось возглавить федерацию мне и я думал, что с моим приходом, с приходом новых, свежих людей ситуация изменится. И вдруг выяснил, что как таковой Российской кинологической федерации нет. Есть виртуальная организация, которая называется РКФ, но нет сотрудников, нет счета - ничего нет. Мне пришлось всё это реанимировать, восстанавливать. Сама федерация находилась, извините за выражение, в туалете. Я нашел новое помещение, предложил всем федерациям, которые являются учредителями Российской кинологической федерации, собраться вместе, на что сразу получил тупой отпор, потому что это было не интересно, не нужно, потому что каждый -князь в своём маленьком царстве. А когда выстраивается прозрачная финансовая система, нормальная конструкция организации, которая должна работать и зарабатывать деньги, а не воровать, не врать, вдруг выясняется, что такая организация никому не нужна. Миллионы людей в регионах, которые занимаются собаководством, не получали достоверной информации. Использовалось право звонка, то есть человек, который возглавлял федерацию, имел связь с Международной федерацией и давал ту информацию, которую считал нужной, причем в искаженном варианте, как вы понимаете... Это, конечно, меня привело в состояние, мягко говоря, шока. И до сегодняшнего дня я с этими людьми продолжаю воевать, продолжаю бороться, потому что в трудный момент все эти пауки собираются в одну кучу. Вчера они грызли друг друга, топтали с большим удовольствием, но когда появляется серьезный противник - объединяются и делают всё возможное для того,