Нюфы на границе



Рассказы о собаках
Алина
Проскурина

Сбежав от суеты украинских земель, нужно было ступить на землю российскую...Но с собой просто жизненно необходимо было провезти двух чавов. У одной из них (моей милой Чучундры) с прививками было всё в полном порядке, а вот вторую, полугодовалую псу мы привили от чего только могли, кроме бешенства. "Надо ехать!" я сказала себе за 14 часов до поезда. И за это время надо было смести все вещи, взять справку собакам и выстоять огромную очередь за билетом в Москву.

Сумки были собраны за пять часов, как оказалось, собачьих расчёсок оказалось больше, чем моей косметики, а собачьих шампуней-пенок-лаков больше, чем всех остальных вещей. В тот момент я поняла, что я СОБАЧНИЦА. Ну у какой ещё девишки 21 года собачьей косметики больше, чем своей собственной? Наверняка только у меня... Жуууть..

Потом пришлось прогуляться на вокзал и заплатить 2 цены за билеты именно на этот день, за 2 нижние полки (ну приспичело мне уехать!), и начинается охота на справку... Ту самую заветную справку формы №1, которую нужно получать в двух клиниках (сначала в районной, потом в городской). А мы - без прививки.... Еду, на ходу соображая, как же поступить... И придумываю... Полугодовалого щена чау, толстого, огромного и мохнатого записываю как двухмесячного ньюфаундленда (щен черный - поэтому сделала его ньюфом...ну, была бы рыжая - кавказцем записала бы... всего делов то...), не привитого по возрасту (авось пронесёт!), тем более, что за мои 10 лет, проведённых с собаками в поездах справку тщательно просматривали лишь дважды.

Меня везёт на новое место жительства подруга... Ещё несколько друзей запихивают нас в вагон со всем скарбом и собаками, шумно прощаются и убегают. Вагон плацкартный... Народ офигевает от такого соседства... Ника сразу сама себе дала команду "Охраняй!" и приступила к исполнению. В поезде Чучундрик ехал впервые, поэтому на всякий случай рыкала на всех, кто дотрагвался (случайно или умышленно) до наших сумок. Ночью заскакивали пассажиры в Курске, Орле, но все их попытки окупировать верхние полки нашего купе были пресечены убедительным рыком мирной в обычной жизни Чучундры... Но в поезде собака не могла потерять бдительность (ведь нашими вещами были забиты все щели купе), нужно было беречь имущество, пока мать непредусмотрительно прикорнула...

Но самый интересный эпизод произошел на границе. Проводники на справку даже не взглянули, а вот пограничник решил проявить бдительность. Сердце остановилось... Уж кто-кто, а пограничники должны разбираться в собаках. Как минимум закинутый на спину хвост должен был выдать собака (морде нашей любой ньюф позавидует...) Ника рыком объясняет, что опускаться задом на наши полочки вовсе не обязательно (но претензий не вызывает, поскольку собака в наморднике), начинается изучение справочки...
Мелкая спрятана за мою Наташку. И тут (о Боже!)... пограничник говорит - "Нук черную предъявите!". Предъявляем. Собак сразу полез целоваться, пограничник расплавился, но моё сердце всё так же отказывается возобновлять ритм. Бьётся изредка... от следующей фразы я вообще начинаю холодеть: "Что-то она на ньюфа не похожа... хвост на спине лежит и мелкая какая-то (это 17-ти килограммовая щенка, которая в свои полгода Чучу догнала практически по росту...)
Я делаю честное лицо, добрые глаза и говорю медовым голосом: "Эээээ, так ей 2 месяца всего и вообще это ПОМЕСЬ! Рыжую мою ньюф изнасиловал... Вы себе ньюфа представляете?". Утвердительный кивок. "ну так я спасти целомудрие своей девочки не смогла, вот так сказать, продухт... А кому они, слоны, нужны на Украине? так, по деревням раздала, а эту в Москву тащу, деваться некуда. Хотите вам подарю?"- беру на понт служивого. Паника в глазах лучше слов говорит, что собак всё же проедет со мной в Россиюю "нееет, что вы, что вы? У меня квартира то четырёхкомнатная всего. Куда ж я её положу?" "Бедно таможня живёт, ничего не скажешь..." - проносится мысль в голове, а вслух я понимающе говорю: "И тёща злая небось... а собачке в любви надо расти... маленькая ещё..." "Ой, это да...", - расплывается в затравленной улыбке пограничник,- "Ну ладно, счастливого пути!", - и уходит. Ууууууххххх.... пронесло...

Нику уложили спать, укрыли даже... А мелкая никак не хотела успокаиваться. Всё игралась и развлекала пассажиров. Но не тут то было! Через пять минут возвращается наш пограничник ещё с тремя. "Ну всё, думаю, приехали... Ведёт кинологов, проверять, не развели ли его..." Но первые товарищи проходят мимо, даже не посмотрев на нас, а один, захлебнувшись восторгом кричит нашему знакомцу: "смотри какая черная ЧАУ красивая!!!" "Сердце снова остановилось, дыхание спёрло, но я быстро успокаиваюсь, поскольку знакомый наш отмахивается так небрежно: "А, помесь..." С Наташкой руками зажимаем рты, чтобы не расхохотаться. Занавес.

P.S. доехали мы только до Тулы, а потом была ЭЛЕКТРИЧКА, где щен такое отчебучивал... Но об этом в следующий раз.


Итак, мы садимся в электричку. Две собаки и куча баулов с трудом затаскиваются в тамбур, Ника с Наташей остаются в тамбуре, а мы с "ньюфой" идём занимать места в вагоне. Заходим и... собака галопом бросается в первый отсек, заскакивает на сиденье и бешено прыгает на нём. Люди в вагоне устремили внимание на нас. Я сама едва не хохотала. Ну откуда маленькая (по возрасту, а не по весу) рафинированная собачка знала премудрости путешествия общественным транспортом?

Видно было, что щен не собирается вставать с этого места ни под каким предлогом, заняв его для своей компании. Я привязала поводок и пошла за Чучей, Наташей и сумками. Правда, ни на секунду не спускала глаз с щенки. Зная её общительный, неугомонный характер я боялась, что через секунду рядом с ней уже будет стоять полвагона. Через минуту я вернулась с Никой, а Наталье пришлось перетаскивать сумки. Наконец, мы все угомонились, электричка тронулась. И началось...

Бедные-несчастные отставшие от поезда цыгане с двенадцатилетними беременными женщинами, бодро отплясывающие инвалиды в кожаных курточках. Продавцы конфет, обогревателей, питард, и даже изделий №2, бодро рекламируемые с указанием тонкостей использования. Желание открыть кошелёк вызывали только дети и старики, которых было тоже немало... И всех их малышка встречала недовольным лаем, потому что в перерывах она пыталась заснуть, а каждый новый проситель человеческой милости нарушали её покой. За что и были обруганы недовольной собачкой. В соседнем отсеке за представлением наблюдал бомжеватого, но беззлобного вида мучичок.

Примерно после 15-го выражения недовольства он подошел к нам и громко заговорил. Весь вагон обратил внимание на нас. Он присел и оказался то ли лицом к лицу, то ли морда к морде с щенкой. "Слушай, подруга, ты зря нервничаешь - обратился он к ней - Ты спи, не переживай. Их ещё много будет. А ты спи и внимания не обращай. Хотя, знаешь, будет тут один певец, проооотивный такой... Голоса нет, слуха нет, на гармошке играть не умеет, а орёт дурниной. Вот когда этот придёт - ты его обматери, как следует, даже покусай, если сумеешь. Надоел, зараза, сил моих нет. Каждый день езжу, а он всё время воет, как ошпаренный. Ну что, подруга, договорились?" Выражение морды щенульки нужно было видеть...
Она внимательно смотрела на мужичка и в такт кивала. С первым же просителем стало ясно, что договорились, потому что собака мирно спала и не обращала никакого внимания на раздражители. Примерно через час после эпохального разговора щенулька подскочила на месте и в этот же момент с песнями и гармошкой в вагон ввалился в дрова пьяный (это в 9-то утра!) мужик. Я едва удержала собаку на поводке. По поручению соседа она была готова схарчить со всеми костями эстрадного артиста. :=) Люди в вагоне стали сползать с кресел от смеха. Несколько парней дружно засвистели, поддерживая собачку... "Артист" стушевался и ушел, не допев песню.

Нужно отметить, что на этом маршруте певца больше нет. А люди из того вагона наверняка надолго запомнят собачку, которая лишила их ежедневного навязчивого представления.
mailto:nikolet@pisem.net